«Обещал побриться наголо, если обыграем США. Выполнил через 30 лет»
РУС ENG
Москва C
Расскажем » Спорт » «Обещал побриться наголо, если обыграем США. Выполнил через 30 лет»
Свежие интересности
Все интересное

«Обещал побриться наголо, если обыграем США. Выполнил через 30 лет»

Один из самых опытных баскетболистов сборной СССР на Олимпиаде-1988 вспомнил победный для нашей команды турнир и рассказал много интересных историй о нем.                
В Сеуле сборная СССР одержала одну из главных побед в истории отечественного баскетбола, попутно в полуфинале обыграв американцев – самую титулованную команду планеты.Team Russia попросил одного из участников того турнира, а ныне известного телекомментатора Сергея Тараканова поделиться воспоминаниями. И он на следующий день после 62-го дня рождения рассказал нам:
  • как Арвидаса Сабониса лечили в Портленде от тяжелейшей травмы
  • почему знает  США лучше рядового американца
  • как опыт встреч с клубами НБА помог на Играх
  • что пообещал сделать в случае победы над США
  • что не советские баскетболисты не поделили с американцами перед игрой
  • как вернулся в Сеул через три десятка лет
  • почему эта победа навсегда изменила мировой баскетбол
Порой ехали в сборную через три дня после окончания чемпионата страны
— После двух подряд Олимпийских игр, омраченных массовыми бойкотами, не было опасений, что и в Сеул советские спортсмены могут не поехать? Ведь с Южной Кореей отношения у СССР были, мягко говоря, прохладными. 
— Нет, у нас ничего такого не было. Мы готовились к Играм, победили на предолимпийском турнире в Голландии, и никаких разговоров на эту тему не слышали.
— Сейчас часто вспоминают, что в советские времена национальные команды начинали сборы перед Олимпиадой намного раньше, чем сейчас, порой за полгода. Как было у вас?
— То, что готовиться начинали сильно загодя, так и есть. Считалось, что обязательно нужно провести какое-то сумасшедшее количество дней на сборах, сыграть какое-то сумасшедшее количество товарищеских матчей. И на самом деле, это далеко не всегда было оправдано — к моменту старта главных соревнований года игроки уже начинали испытывать моральную и физическую усталость. Когда я работал генеральным менеджером сборной России с 2006 по 2008 годы, то с удивлением узнал, что общепринятым периодом времени на подготовку считается шесть недель до начала соревнований. И мы тоже придерживались такого плана. А сейчас порой в силу обстоятельств тренеры имеют еще меньше времени. Плюс игроки приезжают в национальную команду после отпуска или какого-то отдыха.
— А в то время?
— У нас бывали случаи, когда через три дня после завершения суперфинала чемпионата СССР мы отправлялись на сборы. Это, конечно, безумие. Помню, как в один из таких моментов я паковал вещи — мы должны были на 20 с лишним дней отправляться в Болгарию, в среднегорье. Скажи мне, что меня сейчас посадят в тюрьму, я бы собирался с таким же настроением. Но тогда повсеместно действовала такая система, и возражать было нельзя — ты не мог отказаться, даже будучи важным игроком сборной. Вот такая была железная дисциплина. Хотя я, например, часто был не согласен с такой подготовкой, с нахождением вне дома. С зарядками до завтрака, которые превращались в полноценную тренировку — после нее ты уже полумертвый, а тебя ждут еще два занятия. В каком-то смысле это была потогонная система, тренерам нужно было отчитываться — провели столько-то сборов, план выполнили.
— Александр Гомельский, руководивший тогда национальной командой, не исключение?
— Были специалисты, которые могли отстаивать свои, особые планы подготовки. Но Александр Яковлевич сам любил и вот эти зарядки, и длительные сборы. С радостью увозил нас подальше от Москвы — когда появилась возможность готовиться в Болгарии, мы очень часто стали ездить туда весной. У меня день рождения 25 апреля, и за всю карьеру, наверное, я дома ни разу его не встречал. Тогда чемпионат страны завершался уже ранней весной, и мы начинали готовиться к международным турнирам, которые каждый год проводились летом. Не так, как сейчас, когда чемпионаты мира и Европы проводятся, в основном, в сентябре. Сеульская Олимпиада тоже проходила во второй половине сентября, но это исключение.
Сабонис не провел с командой до Игр ни одной тренировки
— Что чувствовали перед возвращением на Игры после паузы длиной в восемь лет?
— Ну, у нас был баскетбол в режиме нон-стоп из года в год, такая рутина. Поэтому не могу сказать, что мы сидели и считали дни. Понятно, что в 1984 году мы все испытали большое разочарование, когда не поехали в Лос-Анджелес. Но с другой стороны — не поехали и не поехали, от нас ничего не зависело. Мы тогда тоже готовились, с блеском выиграли предолимпийский турнир в Париже. Кстати, там в финале мы разгромили Испанию, которая потом стала серебряным призером Игр-1984. Поэтому у меня есть уверенность, что на самой Олимпиаде мы бы тоже дошли до финала. Не знаю, как насчет победы над Майклом Джорданом и компанией на их площадке, наверное, это было бы очень непросто. Но всегда подчеркиваю — в 1984-м у нас была команда ничуть не хуже, чем через четыре года. А может, даже лучше, потому что тогда в команде был, как принято говорить, сплав молодости и опыта. В чем, пожалуй, состав 1988 года был лучше — у него уже был успешный опыт игры с командой НБА, внутренняя уверенность, больше молодости, задора и какой-то незашоренности. Но по таланту, подбору игроков эти два созыва сборной сопоставимы.
— Тот самый опыт встреч с командами НБА, особенно знаменитое турне «Атланты» по СССР летом 1988-го, когда вы сыграли три матча в Тбилиси, Вильнюсе и Москве. Что он дал?
— Эти встречи оказались очень полезны с точки зрения психологии. Ведь и до этого мы играли с американцами очень часто, ездили в турне по США. Для нас это всегда было событием. Да и вообще для советского человека оказаться в Америке было чем-то из ряда вон выходящим. А я сыграл в США более 100 матчей, проехал от западного побережья до восточного, во многих городах был по нескольку раз, и знаю страну лучше, чем рядовой американец (улыбается). Там мы встречались, главным образом, с командами университетов и колледжей. Хотя играли с лучшими — я выходил на площадку и против Мэджика Джонсона, и против Ларри Берда, и против других звезд. Но все-таки это были еще студенты. С профи мы никогда не встречались, не общались, и вообще НБА позиционировала себя как особую лигу — есть мы, и есть все остальные. А в 1987-88 начались контакты — благодаря Гомельскому, руководителю ФИБА Бориславу Станковичу, комиссионеру НБА Дэвиду Стерну. И это был большой шаг вперед. Для меня это было очень важно. Студентов-то мы побеждаем, а попробуй с профессионалами поиграть. Какой-то комплекс в этом отношении все равно был.
— В чем он выражался?
— Еще до «Атланты» в 1987 году мы на показательном турнире в США встречались с «Милуоки», и опыт вышел не очень удачным. Мы не были готовы, прежде всего, морально. А вот все три матча с «Атлантой» мы могли выиграть. В итоге победили в одном, в Москве, в Вильнюсе уступили в овертайме, в Тбилиси — на последних секундах. Я в среднем набирал по 20 с лишним очков, а в победном матче — 29. Был в сборной самым результативным, и мне это тоже было очень важно, как для человека, который был предан баскетболу и не халявил. У меня тогда было много матчей НБА на видеокассетах, я их изучал, брал с собой на сборы видеомагнитофон. Мы с ребятами собирались и смотрели игры, например, «Лейкерс» с моим любимым «Бостоном». Я пытался учиться, что-то копировать. И это все дало нам стимул — мы поняли, что там кто-то играет лучше нас, кто-то хуже. Поэтому самый главный итог всех этих матчей — возможность почувствовать, что в НБА собраны не небожители, а такие же люди, и с ними вполне можно играть. Да, были там выдающиеся игроки, например, лидер «Атланты» Доминик Уилкинс. Он по физическим кондициям был на голову выше всех. Но всех остальных вполне можно побеждать. И нам это очень помогло. Появилась вера в себя. Мне, например, было интересно, чего я стою. И так было у многих. Понятно, что у «Атланты» было межсезонье, не лучшее состояние. Но и мы в этих встречах обходились без нашего основного центрового — Арвидас Сабонис был травмирован. Еще отсутствовал Римас Куртинайтис, так что состав у команды был далеко не оптимальный. Тем не менее, для нас это была очень хорошая проверка.
— Кстати, о Сабонисе. Перед Олимпиадой он не играл почти полтора года из-за разрыва ахилла, и почти для всех болельщиков главной темой было его восстановление. Была ли в команде уверенность, что Арвидас восстановится?
— С нами он не готовился, Сабонис все время находился в Америке, поскольку еще в 1986 году был задрафтован «Портлендом» в первом раунде. Кстати, на тот момент это тоже был немыслимый шаг со стороны команды НБА, ведь никто не мог знать, что скоро времена изменятся. И тратить выбор драфта на советского игрока, который может никогда не приехать — смелый ход со стороны клуба. Но они на это решились, и чувствовали свою ответственность. Поэтому лечили Сабониса — он уехал в Портленд, что по тем временам было совершенно невероятно. Мы же в это время готовились к Олимпиаде. Сборы, турниры, это все продолжалось много месяцев. Причем мы же еще зарабатывали там деньги. Не могу сказать, что это правильно, но тогда нам разрешили играть на коммерческих соревнованиях. И мы играли, причем неплохо. Тех же югославов, которые стали потом нашими соперниками в финале Олимпиады, мы побеждали и без Сабониса, а они были в боевом составе — с Петровичем, Дивацем, Паспалем, Кукочем и так далее. Другое дело, что без Сабониса, наверное, у американцев мы бы не выиграли. Пусть он и не провел с нами до Игр ни одной тренировки. Арвидас появился на базе в Новогорске за несколько дней до отъезда в Сеул, и тут уже сработал гений Гомельского, который начал «окучивать» Сабониса, уговаривать поехать его с нами на Олимпиаду в роли туриста. А в итоге он был не туристом, а игроком. Одним из творцов нашей победы.
После поражения от Югославии на старте нас многие «похоронили»
— Но началось все, тем не менее, с поражения от Югославии в стартовом матче группового этапа. Что произошло?
— Возвращение Сабониса спутало карты не только соперникам. По сути дела, мы поломали все, что готовили летом. Мы действовали маленькой пятеркой, почти без центровых, в этом амплуа играл Александр Волков. У команды были быстрые разыгрывающие и акцент на атакующий баскетбол. Мы бежали вперед сломя голову. И тут вдруг в команде появляется мощный центр, да еще и не в идеальной форме. Но все равно привлекает к себе внимание. Чтобы всем привыкнуть к переменам, нужно было время. С листа в первом матче мало что получилось. Первый блин вышел комом, мы проиграли закономерно.
— Кстати, «юги» всегда славились не только наличием звездных игроков, но и своеобразным стилем игры. 
— Это отдельная тема. Югославы нас боялись, ведь мы у них в те годы выиграли сразу несколько очень важных матчей, включая легендарный полуфинал чемпионата мира-86. Когда мы проигрывали девять очков на последних секундах, но взяли верх в овертайме. Примерно так же складывалась наша встреча на предолимпийском турнире — мы по ходу второго тайма уступали очков 15, но переломили ход игры. Да, они были более раскрученные для западного болельщика, но точно не более именитые. С югославами мы не дружили, очень не любили друг друга, можно сказать, враждовали. На турнирах проходили мимо, не здороваясь. Они пользовались грязными приемами на площадке — толкались, кусались, плевались, провоцировали. Но тем не менее, мастера там были действительно большие.
— Как результат первого матча сказался на дальнейшем течении группового этапа?
— Мы получили звонкую оплеуху, после которой нас многие уже «похоронили». Но команда у нас была действительно мощная. А игр впереди еще много. Порой на нашей стороне была и удача, как в матче с Пуэрто-Рико. Там в концовке вообще что-то невероятное случилось (пуэрториканцы смазали штрафные на последних секундах, и игра перешла в овертайм, закончившийся победой сборной СССР — прим. Team Russia). Но без такой «прухи» редко когда бывают большие победы. Не все ровно было у нас на том турнире, но тем не менее. Да, не было победного шествия по головам всех соперников, но для меня эта победа тем и ценна, что мы ее выгрызали. И самые уверенные победы одержали ближе к финалу. Не устаю повторять, что команда была талантливая, и мы постепенно приспособились друг к другу. Редко встретишь такое сочетание из 12 человек, каждый из которых немало умеет, понимает, что и как нужно делать, и многого достиг. Хорошо американцам, у которых огромный выбор игроков, и главное для их тренера — угадать сочетание моральных и человеческих качеств. Но в любой другой сборной мира выбор не такой большой.  У нас же все сложилось.
В победу над США не верилось

— Выйдя со второго места в группе, советская команда в первом раунде плей-офф попала на очень необычного соперника. Бразилия была самой результативной командой того турнира, их лидер Оскар Шмидт в среднем за игру набирал по 42 очка. Как готовились сдерживать этого бомбардира — ходят байки, что он на тренировках на спор забрасывал по 30-40 «трех» подряд?
— Ну, про 40 трехочковых это все мифы. Хотя Шмидт однозначно уникальный игрок нападения. Даже несмотря на то, что к нему достаточно лояльно относились судьи, потому что он в то время уже был мэтром. А к матчу с Бразилией готовились без лишних эмоций, потому что разных игр у нас за карьеру было много. Ничего такого глобального мы не делали, собирались действовать со Шмидтом поплотней, персонально. Моментами и я его опекал — порой удачно, порой нет. Хотя мне свистнули пару таких фолов, что я даже сейчас уверен, что там ничего не было. Но, повторюсь, Шмидт пользовался огромным авторитетом. Мы понимали, что бразильцы играют в атакующий баскетбол, и это было нам на руку — у нас команда тоже была шальная. И в начавшейся «перестрелке» мы были чуть получше. Еще добавлю, что с бразильцами мы не часто, но встречались на разных турнирах, поэтому загадкой для нас они не были. С ними было легче, чем с другими, хотя разница в счете была небольшой (110:105, Шмидт в том матче набрал 46 очков — прим. Team Russia).

Оцените статью:
Сообщество ВКонтакте: заглянуть
Добавить комментарий
Или водите через социальные сети
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Экспресс-опрос
Развалится ли США на отдельные государства?
Лучшее из последнего
Мультимедиа
Как просто вырастить зеленый лук зимой?
Как сложилась жизнь Мухамедзяновых после выигрыша 28.000.000 рублей?
Как выбрать сладкие и без косточек мандарины по внешнему виду и стране-производителю?
Как можно быстро устранить небольшие течи в радиаторе и патрубках двигателя?
Найден простой способ улучшить зрение